р. Вагран, 2002 год. Прислал Д. Елин

Денис Елин. По Ваграну и по Сосьве (август-сентябрь 2002). По Ваграну.

В своих редких вылазках в Сеть пытался найти информацию по туристическим маршрутам Северного Урала в пределах моего родного города Североуральска. Фигвам (в смысле индейский домик). Целые толпы туристов ломятся на Койву, Косьву, Вильву, Усьву и др. -ву. Про Вагран и Сосьву тишина. Правда, пешие группы ходють в район Денежкиного камня, но водники как-то не жалуют эти места.

С целью реабилитации своей Малой Родины и был написан этот рассказ. Для начала о наших планах.

Не являясь стопроцентными туристами (в обычном понимании) нам хотелось отдохнуть на лоне природы в конце лета недельки две-три с охотой, рыбалкой, сплавом по реке, житием в охотничьей избушке и другими прелестями отпуска. Мы, это спетая и спитая группа товарищей из пяти человек, выпускников биофака УрГУ (98 и 99 год выпуска) из славного города Екатеринбурга. Дэн Е. — автор этих строк, fisher и принимающая сторона (родители у меня в Североуральске); Шурик М. — hanter c собакой (русский охотничий эспаньоль, тезка реки «Вагран»); Андрей Г. (ГАВ, Магистрант) — начинающий hanter, без собаки (оставил дома по причине крайней молодости); Андрей К. (Кутер) и Михаил В. (Ворон) — псевдотурысты. Идея поехать на Вагран вынашивалась давно, сразу же по возвращении с оного в октябре 2001. Шурик и ГАВ уже были там, Кутер и Ворон поедут впервые. Трое с собакой на Шуриковом «Москвиче» выезжают из Е-бурга утром 24.08., я на день раньше отбываю на поезде Свердловск-Североуральск с целью подготовить торжественную встречу. ГАВ прибудет на неделю позже (неотложные дела на работе), точку рандеву он знает. По приезду домой срочно пакуюсь, готовлю рыбацкое снаряжение, проверяю лодку, весла (как оказалось позже недостаточно хорошо).

Североуральск гудит. День Шахтера, однако, вкупе с Днем Городишки. Толпы пьяных шахтеров ходили, высматривая кому бы двинуть в репу, их леди надели лучшие сарафаны и выпали на главную площадь послушать «специальноприглашеннуюбабкинунадежду-у-у!!!». Издержки небольшого города, скука. В шесть вечера приезжают робята. У папика моего всегда есть, но мы пока тактично отказываемся и идем на дачку, затариться всякой огородной дрянью. По дороге покупаем пиво местного разлива. Не буду бить себя в грудь и утверждать что это самое лучшее пиво, но по 7-50 вполне устраивает. Уже дома можно позволить себе напитки и покрепче. За посиделками обговариваем, что на Березовку (верховья Ваграна) нас довезет сосед дядя Витя на УАЗике. Дядя Витя является адептом Золотого Тельца, и мы сошлись на цене 300 р. В условия договора входило и то, что он нас заберет в условленный день. 25.08. Наутро бодро грузим вещи и залезаем сами в грузовой крытый УАЗ. Впереди два часа по дороге на Покровск-Уральский, и далее, в сторону Пермской области.

Переваливаем через Уральский хребет в районе горы Золотой камень. Погодка сумрачная, того и гляди посыплет дождик. Сидим поверх рюкзаков и лодок и любуемся на убегающую от нас дорогу. Но один факт испортил наше умиление окрестными пейзажами. Газы из выхлопной трубы превратили наше временное убежище в нацистскую душегубку, после поездки все вывалились из машины чумные, жадно глотая воздух, ух! Ух-ты, зашибись, лысенький! На месте оказалось, что воды в реке супермало. Придется скрестись по всем перекатам. На Березовке до 70-х годов жили люди, об этом свидетельствуют фундаменты домов, заросшие малиной и крапивой. Сейчас на большой поляне устраивают покос и то, по-моему, не каждый год. Добираться до этих мест лучше на полноприводной технике, по сухости можно пробраться даже на легковушке (мы с отцом добирались на «Москвиче-408»), но не советую. В низинках есть смачные лужи, в которые можно конкретно вляпаться, а людей в негрибное время очень мало. Выгружаемся, надуваем лодки, иронично слушаем последние наставления папы. Утверждаем порядок следования. Впереди, на трехместной «Уфимке» с большей частью шмоток, поплывут Шурик, Кутер и Гран, в надежде добыть мясо.

Мы с Вороном отстанем минут на 15, чтобы не попасть под шальную дробь. Я, на своей лодке неизвестной породы, с невысокими, но очень крепкими бортами буду облавливать спинингом все места, в которых должен быть таймень. Миха на своей «Ак-Идель» будет рядом, его установка снимать на свои два фотографических аппарата и тащиться от неторопливого сплава. Рассчитываем за один день упереться и добраться до избы, чтобы ночевать в тепле. Мои слабые попытки предложить заночевать около газотрассы (половина пути до избы и клевые тайменные места) отвергаются напрочь: «Тебе надо, ты и ночуй, палатку даже дадим». Ладно, че я буду отрываться от коллектива. После отплытия первой лодки неторопливо допиваем чай, доедаем сало, чинно прощаемся. Через несколько минут в первый раз заговорила «железная палка» Шурика. Довольно переглядываемся, возможно, банкет по поводу приезда начнем не с тушенки. Отплываем.

Выясняется, что Миха практически не умеет управляться с резиновой лодкой. Говорит, отзывчивая падла на поворот весла. Приходится ему учиться на ходу (плаву), постоянно втыкаясь во всевозможные препятствия. Ладно, хоть воды мало, а то висеть бы ему на какой-нибудь «щетке». Через полчаса догоняем братву (они гребут по-индейски и скорость у них ниже), спрашиваем что шумели. Они стреляли по утке, мимо. Снова отпускаем их от греха подальше. Через несколько минут нахожу то, что искал: река делает крутой поворот и образует довольно глубокую яму (метра 3,5 при нынешнем уровне воды). Как всегда мучительный выбор приманки. В последнее время практически полностью перешел на средние твистеры, т.к., на мой взгляд, они имеют несколько существенных преимуществ по сравнению с блеснами. На Вагране очень прозрачная вода и их очень хорошо видно, и к тому же, они меньше зацепляются за топляки. Леска 0,35 мм самурайской породы, обычная безъинерционка, в общем все пучком. Итак, остановил свой выбор на красно-малиновом кальмаре (разновидность твистера) и за дело. Даже не думал, что таймени на Вагране любят кальмаров. На четвертом или пятом забросе у того берега прижало. Блин, фрикционный тормоз не отрегулировал, и теперь при каждом рывке леска сматывалась обратно.

Хорошо, что коса достаточно длинная и я, зажав в руке леску и пятясь задом, выволок рыбу на берег. Дурень, вместо того чтобы просто подкрутить фрикцион, изображал из себя каракатицу. Фигня. Таймень был на глаз кило двести (тут многие опытные рыбаки скривятся и скажут: «Разве это таймень, так таймешонок»), но меня переполняла гордость. На Вагране это средний экземпляр (я лично за десяток лет ловли больше двух килограмм не ловил и не видел ни у кого). Сабанеев указывал на наличие в реке 30-ти килограммовых, но это было 150 лет назад. Миха воспринимает поимку как должное. Фотографируемся с добычей и (нет не отпускаем, это только глупые американцы делают так) аккуратно складываем в рюкзак. Завтра будет отличный таймешачий малосол. Далее, воодушевленный успехом, исполосовал десятка два «правильных» омутков, но бесполезняк полный. Обычно, если таймень есть, то видно, как он выбегает из темной ямы на мель за блесной, иногда просто поиграть. Сначала проплываем разрушенный мост на Волчанск, потом, часа через два минуем газотрассу. Ворон уже практически освоился с лодкой, но из-за моих постоянных вылазок на косы мы безнадежно отстали от нашего флагмана. Впереди нас ждет пожалуй единственное сложное место в этой части реки — Мегазавал. До него ловлю еще одного таймешка, поменьше первого, но как-то буднично, без борьбы (схватил он у самого берега и я просто выдернул его движением удилища), на самом казалось бы безпонтовом месте. На одном прижимчике не успел выгрести, и меня прижало струйкой к бревну. Ситуевина неприятная, начало заливать (вот они низкие борта), плюнул на все вышел из лодки, и по пояс в воде сдернул ее с проклятого топляка.

Пока ворочал лодку, сломал весло. Первый раз я так лохонулся. Придется дальше плыть по-индейски, с одним веслом. Отжимаюсь и снова вперед, выбиваемся из графика. Во, блин, гоблин! Завал, с последнего моего посещения, еще больше разросся в длину, и лодки придется обносить по суше километр по ноголомательскому бурелому. Делаем три ходки: сначала лодки (не сдувая), потом наши объемные (чего только там не понапихано) рюкзаки. Вроде бы не хлипкие ребята, но уматываемся конкретно. Теряем на завале полтора часа и уставшие плюхаемся в лодки: «А теперь покатай меня большая черепаха!» До чего хорошо когда тебя везут! К избе подъезжаем к девяти часам вечера. У наших охотников тоже удачный день. Шурик добыл двух крохалей (утка такая зубастая) и рябчика. Говорят, третий крохаль- подранок ломанулся в лес аки страус, что даже с хваленой собакой они не смогли его найти. Еще рассказывают что Граня всех достал, ерзая по лодке, пару раз даже вывалился за борт. Хорошо хоть вода еще не холодная и собака водно-болотная. Не замерз вроде, но рюкзаки своей мокрой ж- (шерстью) замочил изрядно. Охотничья изба, срубленная моим батей, находится в центре полуострова, образованного рекой и от нее ведут две тропинки: одна на водопой и вверх по реке, другая к броду (это сейчас можно перейти по перекатам практически в любом месте) и вниз, к дому.

До темноты быстро готовим еду, (дичь решили оставить на завтра) и устраиваем банкет по поводу заезда. «Кузьмич» не подвел, да и закусон у нас мировой. Спасибо бабуле за вкусняшки, и вообще, если ваши родные уверены, что в лесу вам не прожить без пирожков и жареной курицы, не надо их разубеждать (при условии что тащить на себе много не придется). «Что-то костер у нас хорошо разгорелся,» — подал кто-то голос. Йогурт!!! Это ж мои бродни полыхают (поставил называется просушить). Срываюсь с места, отпинываю горящий факел, но поздняк. Один болотник сгорел дотла, второй чутка оплавился, но не пострадал. Я как чувствовал, внутренний голос подсказал мне еще дома взять запасные сапоги (обычные). Все, впечатлений на сегодня предостаточно, пора баиньки. 26.08. С утра настроение хорошее, пьем утренний кофе с сыром (мажоры!), плавно переходя к малосольному таймешку и молодой картошке с укропом. Кайф! Ради таких моментов и ездим мы сюда уже не первый год. Все полны решимости и оптимизма. Шурик собирается идти на Большое болото, поглядеть, что там есть из дичины. Мы втроем сплываем на двух лодках до Нашей курьи (для местных аборигенов это место называется Третья скала) и ставим сети. Курья это залив на реке. В Вагране много окуня, он вышел из Крылышкиного озера по реке Исток, стайки мы замечали еще вчера. После, припрятав лодки, поднимаемся в бор, который тянется до самого Крылышкиного озера. Уже поспела брусника.

Сразу же опускаемся на четыре конечности и около часа пасемся на ягоде. Вкуснотища! Не с первого раза получается оторваться и пойти дальше, по местам нашей боевой славы. Показываю небольшое верховое болото с клюквой (клюква еще зеленая), далее «место, где Шурик в прошлый год добыл матерого глухаря». Напрягаемся и идем, забывая дышать, как будто на этом самом месте должен сидеть еще один. Попадаются хорошие маслята, собираем на ужин. Метрах в пятнадцати с треском поднимается глухарь, заставляя подпрыгнуть и учащенно забиться сердце. Стрелять можно было, но Кутер еще неопытный стрелок только проводил летающую шнягу взглядом. Шурик узнает, его отсюда все две недели не вытащить. На обратном пути подняли вдалеке стаю из пятерых-шестерых птиц. Вся живность сейчас сосредоточилась на ягоде, а у реки голяк, черемухи нет. Даже рябчиков, которых в прошлом году было пресс, очень мало. На избе потихоньку обживаемся, пилим дрова. Приходит Шурик, у него по нолям. Видел вдалеке тетеревов, близко не подпустили. Ладно, дичь пока у нас есть. На ужин готовим зашибительскую грибницу и крохалей. Шурик поначалу понтовался, говорил, что крохаль невкусен и отдает рыбой. Брехня, ушел (да еще под дичь раздавили пузырек) в момент, только надо без шкуры варить. Постепенно день завершался.

За столиком под навесом устраиваем чаепитие с разговорами. Нетерпеливый Шурик уже строит планы на следующий год, что неплохо бы, да всем вместе бы? Поживем — увидим. В эту ночь Кутер с Шуриком пойдут спать в другую избу (она до смешного рядом, метрах в 400), а то вчетвером тесновато. С Мишкой в ночь уходим лучить с острогой. Древний способ добычи рыбы. И непонятно почему считающийся браконьерским. Охота с подводным ружьем, в принципе, точно также травмирует рыбу, и там тоже бывают сходы. Но меня он прельщает не рыбой, а самой атмосферой. В ночном лесу только твой фонарь мечется от дерева к дереву, даже по тропе идти нелегко. На реке чуть светлее. По отмелям и плесам идем вверх по течению, освещая дно. С непривычки трудно отличить рыбу от камня, но при определенном опыте различаешь до вида. Окуни и налимы практически не реагируют на луч (отсюда и лучение) света, чебак и щука более пугливы. Хариуса и тайменя вообще надо держать на границе света и тени (на линии терминатора). Для Мишки провожу нечто вроде ознакомительной экскурсии. Попадаются только окушки с ладошку, но у Михи азарт, он постоянно бьет острогой в рыбу и постоянно промахивается.

Оптический эффект, тут привычка нужна, без нее никак. Объясняю, что к чему и дело вроде бы налаживается, промахов стало гораздо меньше, хотя и достаточно. Но самый кайф, это выключить фонарь и задрав голову вверх обнаружить еще одну реку у себя над головой — Млечный Путь. Звезды сочные и яркие кажутся гораздо ближе, чем в городе. Некоторые удивляются, когда говоришь что звезды разные: желтые, красные, синие они висят меж веток и перемигиваются друг с другом и с нами. 27.08. Проснулись после ночных прогулок поздно, часов в одиннадцать. Шурик, прознав про глухарей, еще с самого раннего утра ускакал со своим коблом в бора. Кутер медитирует около кострика в благостном расположении духа. Погода стоит теплая и сухая (классная для всех, но неприемлемая для Санька, который ждет заморозков, после которых весь глухарь выйдет на гальку или снегопада, после которого валом повалит утка). Вроде бы рановато еще для снега, но прецеденты были: как то 2 сентября нас застала крутая пуржень на озере и мы, рассекая шугу, были похожи на микроледоходы. Пытаюсь ловить спиннингом в окрестных любимых ямках. Никто не интересуется моими приманками. Пока что счет ничейный — 2:2 (на две пойманные рыбы два зацепленных и оборванных твистера). Обычная пропорция по окончании сплава 1:5, 1:8. Часам к пяти, в качестве разминки, пробуем зайти к вожделенным мошникам с другой стороны, по краю заросшей гари. Выглядит это примерно так: впереди длинный Кутер, похожий одновременно на индейца, легавую и шагающий экскаватор, посередине я, замыкает процессию неторопливый Мишган. Намотались по лесу достаточно, но так ничего и не увидели. Уже при подходе к избе услышали одиночный выстрел. У избы сидел мой хитрый папанька и обдирал двух рябчиков (своего, только что добытого и нашего позавчерашнего). Оказывается, он подманил его манком и снял метким выстрелом, из своего МЦ-2001, прямо не вставая с бревна перед костром.

Старый волк, профессионализм не пропьешь. Хотя он честно пытается. На столике стоит уже ополовиненная пузатая литровая пластиколба «а ля прощай оружие». Внутри оказался самогон (производства дядя Витя и Кº). «Дык долго же идти до вас» — оправдывается он. Но полностью оценить его героизм удается лишь вечером, когда за восхитительным супешником из рябчиков добиваем самогон (на пятерых!!!). Тепло незаметно прокатывается по пищеводу и взрывается уже в желудке. Вещь! 28.08. Утром собираемся в бора, собирать бруснику. Иду на водопой, совершить утренний моцион, набрать воды и сделать контрольный заброс блесны. Поставил небольшую белую вращалку типа «Mepps». С ходу взял таймень. Я как был в калошиках, начал скакать по отмели, вываживая рыбу. Получил полную гамму чувств, при этом. Классика. Было все: от рывков в стороны, до стремительных бросков вперед, с ослаблением лески. Этот оказался крупнее всех, выловленных ранее. На избу возвращаюсь триумфатором. Погода расстаралась вовсю. В лесу, за ветром, поднялась мошка. Папа с Мишкой курили как паровозы, но все равно, часа через три у всех лица округлились, глазки сузились. Первым не выдержал я, наверное потому что не курю, наплевал на сбор брусники (хватит на зиму) и отправился на Нашу курью ловить окуней. Прямо со скалы опускаю на коротком удилище мормышку с червем и вприглядку пытаюсь раздразнить ленивых полосатиков (впрочем, иногда попадаются светлые экземпляры совсем без полосок — «менты» по-нашему). Ни шатко, ни валко удается поймать десятка полтора. Подходит сначала Шурик с охоты (опять пусто), затем отец с Мишкой. Рядом со скалой чуть ли не единственное место, где попадаются маслята, год абсолютно не грибной. Собака абсолютно игнорирует хваленый Pedigry, и подходит к своей миске лишь от отчаяния, все остальное время Граня пытается шакалить у нас. Видя печально-убитое выражение морды своего питомца первым не выдерживает Шура. В вечеру, втроем (я, Кутер и Мишка) идем на ночное лучение. Разводим на скалке костерок и ждем, пока на лес не упадет ночь. В прошлый раз поняли, что надо выходить попозднее, часов в двенадцать, тогда рыба ближе подходит к берегу. Но все наши ожидания в итоге ни к чему существенному не привели. Мелочевка, такую можно и на удочку поймать.

Прошатались по ночной реке до двух часов. Вдалеке, в стороне завала, пугая, ухал филин, заставляя крепче сжимать древко остроги (наподобие копья). 29.08. Скорее всего в лесу уходят сладости: всевозможные печенюшки и конфетки. Затем, по скорости потребления идет майонез и кетчуп. В связи с проблемами с дичью быстрее, чем планировали, расходуется тушенка. Все усилия охотников пока заканчиваются ничем. Глухарь в борах есть, но становиться пловом явно не желает. Этому способствует еще не облетевшая листва, в прозрачном лесу стрелять было бы проще. Сегодня отправим папу домой, проводим до Второй Базы и поднесем к избе его заначку соли (килограмм десять). Он по-хозяйски расхаживает, дает последние (уже порядком поднадоевшие) ц.у. Опять же с Михой (как с верным оруженосцем) выдвигаемся. Показываю ему для ориентира местные примечательные места: Воронцовскую курью, Мегакорень, Истоковскую скалу. На Второй Базе загружаемся солью, прощаемся и двигаем в обратный путь, уже не по тропинке, а по руслу реки. Так длиннее и труднее, но хочется добраться до верных таймешачих мест. Обнаруживаю длинную и глубокую яму, на реке таких немного. Присутствие рыбы чувствуется почти физически. Заброс должен производится максимально точно, рядом с топляком или корнем, иначе таймень не выйдет из своего убежища. Отсюда и такое количество потерянных блесен. В очередной раз твистер улетает за бревно. Быстро поддергиваю, чтобы не произошло зацепа, в итоге приманка, описав дугу, плюхается посередине ямы. Не успеваю даже огорчится, что заброс испорчен, как следует рывок и в глубине мелькает белое брюхо тайменя. Подсекаю, и после недолгой борьбы, вывожу его на берег. Меня колбасит от радости и возбуждения, а Миха как всегда сохраняет индейское спокойствие. «Значит так надо,» — написано на его лице. Снова хватаю спиннинг и после второго заброса снова чувствую удар. То ли я плохо подсек, то ли на сегодня с меня достаточно, но после пяти секунд бешеных рывков таймень сошел. Жаль, конечно, но даже, несмотря на сход настроение приподнятое. Не торопясь, бредем вверх по течению, солнце начинает скользить по верхушкам елей. Красота неописуемая и внутреннее состояние ему под стать. Здесь хочется отвлечься на одно маленькое лирическое отступление, чтобы лучше проникнуться атмосферой нашего быта. В каждом микросоциуме всегда существует свой сленг. У нас тоже существует притчи «про ЕТИ». Именно в таком написании. Причем, когда Шурик, хитро прищурившись, спрашивает: «Что с ЕТИ(ми) делать будем-» — предметом может быть что угодно, от снежного человека до представителей сексуальных меньшинств. Во дни печали, во дни тягостных раздумий, в минуты радости, ЕТИ всегда незримо с нами. 30.08. День особо ничем не запомнился. Занимались заготовкой дров, различными делами по хозяйству. Готовили «правильную» уху из пойманных накануне окуней.

Для приготовления «правильной» ухи необходимы пять компонентов: вода (как без нее), рыба (главный), картошка (немного), специи (острота) и -водка (без которой все другие теряют смысл, превращая уху в банальный рыбный суп). Некоторые добавляют водку в уху, но мы, дикари, отказались от этого этапа, который только затрудняет и запутывает кулинарию. Виной всему стал как всегда Шурик, который в очередной раз пришел из леса без добычи. «Хватит разврата,» — начал он: «Надо водку пить, для верности глаза, а то удачи не будет». Решив, что Магистрант поднесет спирта (обещался), достаем последнюю (1л) заначку. Далее творилось нечто странное. Обносим все артефакты, расставленные нами вокруг избушки еще в прошлом году, и окропляем их водкой. Голова глухаря символизирует воздух, хвост ондатры — воду, лапы зайца — землю. Не забываем про Аршана — бога огня, плещем ему в костер, чтобы погода не портилась. По мнению всех, большего мы уже ничего не сможем сделать. 31.08. Сегодня должен приехать ГАВ. Он уже давно маялся в Верхней Салде, каждый день перебирал ружье, купил ведро патронов и обратно, судя по настрою, увозить их не собирался. Выдвигаемся с Михой в точку рандеву. Точно на Мегакорне как по расписанию выходит довольный Магистрант с тяжелым рюкзаком. Космические потоки обрушиваются лавиной на этот маленький участок Галактики. Буря эмоций, и вот уже не говоря ни слова, Андрюха лезет в рюкзак, достает многочисленные вкусняшки и ЕГО. Люди, не понтуйтесь, берите в походы спирт. Воды в реке много и не зачем носить лишнюю тяжесть. Андрюха вносит оживление (а может и не только он), взахлеб передаются последние новости и под воздействием спирта кажется, что нет лучше места на Земле, чем эта полоска гальки и речка, причудливо петляющая между лесом и небом. Сегодня суббота и в лесу попадаются ягодники.

Приходится перешагивать через их тельца, лежащие прямо на тропинке. ГАВ с новыми силами пытается гоняться за неуловимыми глухарями, но тщетно. Вечером собираемся ВСЕ ВМЕСТЕ. Завтра уходит Михаил (у него заканчивается отпуск) и я провожу его до станции Бокситы. 1.09. Деткам пора в школу, а я ненадолго вынужден покинуть моих друзей. Дома меня еще ждут маленькие сыновьи обязанности (копка картошки будь она неладна). С утра Мишка пакует вещи, надувает лодку и отправляется в путь. Я пойду берегом (лодку оставил на избе) и буду контролировать его прохождение по трассе. Договорились встретится и пообедать на Второй Базе. Если прихожу первым я, то жду его появления, если же первым приплывет Миха, то он оставит приметный знак и поплывет дальше (путь по воде занимает в два раза больше времени). В борах начинается канонада из трех стволов: все наши охотники выдвинулись на поиски дичи. После отплытия еще часок провожу у костра, пью чай, варю картошку. Вроде бы ничего не забыл, можно не спеша выдвигаться. По пути выхожу к реке, чтобы побросать спиннинг и углядеть товарища. Мишки нет. Особо не волнуюсь, ибо знаю, сколько поворотов на Вагране. Когда подошел к покосу на Второй Базе увидел обертку от «Дирола», прижатую камешком к столику. Однако быстро он добрался при такой воде и плохом знании фарватера. Прошел небольшой, но ядреный дождик, и больше замочил высокую траву заброшенных покосов, чем меня. В местах, где тропа подходит близко к реке, высматриваю пропажу. Михи нет. С какой же скоростью идет этот безумец- Немного нагреваюсь, потому что о месте высадки он знает только по рассказам. Короче догнал я его только на Скотнике. Оказывается, он конкретно пропорол дно лодки под Истоковской скалой и совершил геройский марш-бросок с полной выкладкой и лодкой. Очень говорит, боялся опоздать. До поезда остается еще три часа. На берегу реки приводим (насколько это возможно) себя в порядок. Поезд отправляется со станции Бокситы полседьмого вечера. Попрощались. Мишка поехал в Екатеринбург, а я, на автобусе, в Североуральск. (Прошло два дня) 4.09. За эти дни, что я не был на природе, лес раскрасил в пестрые яркие краски все деревья.

Даже вечно зеленые елки в контрастном обрамлении красных рябин кажутся более сочными и новыми. Иду в приподнятом настроении. Фотографирую всю прелесть короткого уральского бабьего лета. Не так давно, может год назад, написал путеводитель по Ваграну. В нем я постарался описать наиболее значимые места